В связи с тем, что в "Живом журнале" (http://cult-tur.livejournal.com/) не всегда удобно выкладывать статьи и фотографии, да к тому же всё чаще на ресурсе жж бывают технические неполадки, ранее опубликованные материалы переношу на эту страничку. И буду размещать новые :)

Сразу скажу, что я не профессиональный фотограф, поэтому не претендую на признание моих фотографий специалистами, я не профессиональный журналист, поэтому мои тексты далеки от канонов публицистики, я не профессиональный путешественник, поэтому зачастую меня больше интересуют не природные красоты, а творения ума и рук человеческих. Я культуролог по специальности и в сферу моих интересов в основном попадает то, что связано с человеческой деятельностью во всём её многообразии. 

Барановская Евгения

P.S. Планирую в ближайшем будущем разобрать и смонтировать видео и фото из разных интересных поездок и путешествий в разные годы.

Столько в последнее время разговоров, статей и споров по поводу демократии, либерализма и прочих понятий современности, что я задумалась: а что всё это значит? И ещё: о каких, собственно, ценностях идёт речь и что они значат именно для нас? Эти простые вопросы пришли в мою голову вовсе не случайно, а потому как сама на лекциях по культурологии и философии часто употребляю эти понятия. Студенты же, находясь в гуще современных политических и социальных баталий, и подавно пребывают в тупике, весьма плохо освещённом лампочками Википедии и лучинами современной школьной (да и вузовской) программ, разрабатываемых большей частью либо в памятные нам 90-е годы, либо в политкорректные и толерантные 2000-е. Думаю, что нет надобности комментировать то, что можно было разработать в те, не такие уж и далёкие, времена. А до этого был строгий идеологический партийный контроль, приравнивавший сии понятия к тем словам, которые недавно были запрещены депутатами к использованию в СМИ. Итак по порядку.

Начнём с самих понятий и их изначальной смысловой нагрузки.

Демократия. Что можно сказать об этимологии этого слова... Большинство источников дают определение этого понятия как народовластие, складывая из древнегреческих слов демос (народ) и кратос (власть). Ну что же... Ко второй составляющей слова у меня претензий нет. И правда — власть. Но вот с первой не все так просто.

Если углубиться в определение слова «демос», то возникает несколько иная семантическая картина.

Речь идет о свободных гражданах древнегреческих полисов, обладающих правом голоса. При этом древнегреческое общество состояло вовсе не только из демоса и аристократии. Кроме демоса, в полисах проживали слои зависимого населения, в разной степени ограниченного в правах. Наибольшей зависимостью, конечно, отличались рабы, но были и иные, менее зависимые, но столь же бесправные социальные группы. В сумме они составляли значительный процент жителей полисов, являлись частью экономической структуры при ущемлении в политических и социальных правах. Проще говоря, они безропотно и бесправно трудились на процветание полиса.

Я не случайно акцентирую внимание на смысловых нюансах слова «демос». Современные демократии вовсе не нарушают демократических традиций, а именно чётко им следуют. То есть в странах западной демократии безусловно власть народа, обладающего правом голоса. Наиболее ярко эту картинку можно увидеть в Латвии, где общество, выстроенное не так уж давно по модели демократии, включает в себя категорию «не граждан», которые трудятся на благо родины, но не имеют полных политических прав.

Если же говорить о становлении современной демократии, то, безусловно, следует обратиться к её колыбели — США. Напоминаю, что Конституция США, принятая в 1787 году, явилась Конституцией рабовладельческого государства. То есть изначальная американская демократия вполне укладывалась в социальные рамки греческих полисов. Рабство было отменено почти через восемьдесят лет — в 1865 годы после гражданской войны. И было бы наивно предположить, что бывшие рабы моментально получили равные права с остальными гражданами страны. Ещё в течение сотни лет имело место правовое неравенство, а в дальнейшем привело к явлению так называемой политкорректности, что, на мой взгляд, явилось гигантским перегибом в обратную сторону. Но это уже совсем другая история...

Вообще становление США в политическом, экономическом, идеологическом и социальном аспектах — весьма интересная тема для исследований, поскольку во многом является результатом целенаправленного творчества специалистов. К слову сказать, замечательных специалистов, если при этом оставить за скобками этическую составляющую.

Таким образом, говорить о классической демократии, как о власти всего народа конкретной страны не приходится. Современные же тенденции предполагают создание всё большей социальной защищённости граждан и уравнивание в правах различных социальных слоёв. При этом жители современных демократических стран в своём большинстве являются полноправными гражданами. Но проблема в том, что демократия не предполагает изначально власть всех граждан: а кто же будет безропотно и бесправно трудиться? Вот здесь, как мне кажется, и возникает конфликт в современном западном демократическом обществе. С одной стороны позиционируется равноправие всех граждан, а с другой — существует объективная реальность, при которой единые права всем обеспечить невозможно. Подобная ситуация возникла не так давно — не более пятидесяти лет назад, — но уже сейчас привела к различного рода социальным кризисным явлениям.

Сейчас я совершенно сознательно рассматриваю демократию как некий шаблон государственной структуры в чистом виде, не вникая в различного рода социальные, политические, культурологические, экономические, социальные теории. Понятно, что любое общество, в том числе и демократическое, развивается в контексте общемировой истории, несёт в себе многочисленные глубинные и поверхностные течения, о чём, к примеру, много и красочно пишут конспирологи. Также не подлежит сомнению, что значение различных понятий в процессе исторического развития может не только слегка поменять, но и в корне изменить своё значение на противоположное. Однако, именно в этом вопросе я склоняюсь к тому, что для формирования современного демократического общества был выбран именно классический античный вариант. И только в последние десятилетия возникло противоречие между принципами классической демократии и вектором развития общества в направлении правового равенства и социальной справедливости.

Либерализм отражает как раз то, что, собственно, означает само слово — свободу. Однако, следует уточнить, что речь идёт об индивидуальной свободе. Философское осмысление свободы личности можно отнести к временам античности, но окончательно как философия либерализм сформировался к 18-му веку. Не буду вдаваться в подробности истории философских споров о религиозной, политической и иной свободе человеческой личности. Достаточно сказать, что основное формирование либеральной идеологии связано с возникновением протестантских религиозных течений, в основе которых лежит индивидуализм, секуляризацией европейской идеологии в целом, а также дальнейшим развитием античных философских учений, которые также ориентированы на субъекта. Подобные идеологические корректировки социокультурной жизни привели к формированию ментальности общества, основанного на принципах индивидуализма и защите прав личности.

Таким образом, вполне можно сказать, что либеральные государства формируют свою идеологию, внутреннюю политику, своё развитие исходя из признания приоритета индивидуального над общественным. При этом основными свободами можно назвать свободу слова, свободу вероисповедания, свободу передвижения, свободу предпринимательства, прочие свободы, позволяющие человеку осознавать себя независимым, а также ряд неотъемлемых прав: право на собственность, на жизнь, и, собственно, на все те самые свободы.

Либерализм ограничивает власть государства посредством законов, направленных на защиту прав и свобод. Кстати сказать, ограничивает не только власть государства, но и власть иных общественных институтов.

Несложно заметить, что либерализм вполне укладывается в структуру демократии и рыночной экономики.

Оставим учебникам и справочникам анализ форм демократии и либерализма, противоречий между этими двумя понятиями при их взаимодействии, споры о смысловом наполнении и так далее. Эти темы для специалистов. Напоследок лишь упомяну такое великолепное словосочетание как «либеральная демократия», поскольку именно такая форма политической системы называется оптимальной в современном мире. Именно либеральная демократия возводит в абсолют ценность и незыблемость права одного (каждого) человека и постулирует защиту этого права со стороны государства даже в ущерб самому государству и обществу.

Всё вышесказанное пока не вызывает особых отрицательных эмоций, вполне соответствует мечте о всеобщем равенстве и благоденствии. Если бы Платон почитал то, что пишут сегодня об идеальном устройстве государства либерально-демократические источники, он бы, вероятно, признал, что мир наконец-то достиг эпохи всеобщего расцвета и полного беспробудного счастья.

Но не тут-то было... Странное существо — человек. Ему говорят: «ты имеешь право! Ты счастлив?», а он отвечает: «да как-то не очень...».

Вот и у меня возникает некоторая нестыковка того, о чём я читаю в прессе и философских трудах, и того, что я наблюдаю в реальной жизни. То есть сразу оговорюсь: я не против демократии и либерализма. Но, как мне кажется, следует несколько уточнить их в применении к конкретному социуму, с его ментальностью, традициями, обычаями.

Я неоднократно писала о том, что основное отличие в векторе развития так называемой западноевропейской цивилизации и цивилизации Юго-Восточной Азии в том, что первый вариант — сугубо индивидуалистский, а второй — сугубо социально-общинный. Если в первом случае приоритет всегда за индивидуумом, то во втором случае на первый план выходят потребности и законы социума. Что из этих двух моделей лучше, не мне судить, да и вряд ли кому-либо, поскольку это дело вкуса, воспитания и ментальности. Я говорю о двух полярных социокультурных традициях. Но помимо них существуют многочисленные варианты, расположенные где-то между этих двух полюсов. «Где-то между» расположена также и значительная область суши под названием Россия, где я имею честь проживать. А так как мы, проживающие здесь, все люди странные — не всегда принимаем то, что нравится всему остальному цивилизованному сообществу, по Достоевскому мы нигилисты, а по Бердяеву «апокалиптики или нигилисты потому, что устремлены к концу и плохо понимаем ступенность исторического процесса, враждебны чистой форме», — то и подходить к нам надо с аршином совершенно не общим.

К чему я всё это, собственно, говорю. Если посмотреть на ценности либеральной демократии и их воплощение в реальности, то получается несколько странная мировоззренческая концепция, которую предлагается принять на веру, как наиболее прогрессивную и цивилизованную. Демократическое государственное устройство как форма имеет, на мой взгляд, довольно неплохой потенциал. Однако, необходимо помнить, что осчастливить всех одинаковыми правами и возможностями не представляется возможным ни с точки зрения европейского мировоззрения, ни с точки зрения иных мировоззренческих структур, в том числе и русской. У каждого общества есть свои критерии адаптированности, успешности и маргинальности, свои эстетические предпочтения, свои этические нормы. Государство же есть определённая организация общества, зафиксированная физически территорией в определённых границах, а социально обладающая рядом признаков, таких как правовое поле, суверенитет и прочее. И как форма организации общества государство определяет вышеназванные критерии на своей территории.

В случае установления демократии на территории государства по логике установленные законы должны совпадать с мировоззрением большинства проживающих в государстве, обладающих правами гражданина. В современном мире правами гражданина обладают люди рождённые на территории государства или принявшие гражданство согласно принятой процедуре. В данном случае я говорю о нормальных демократических государствах, а не, к примеру, о Латвии. Таким образом, если большинство граждан против смертной казни, тот её быть не должно, если же большинство считают смертную казнь допустимой, то никакому цивилизованному мировому сообществу не позволено настаивать на изменении закона в другом государстве. Что же касается либеральной демократии, то при ней воля большинства осознанно ограничивается в пользу меньшинств и отдельных субъектов. Мотивируется это тем, что человек не должен страдать, если он не как все, если он отличается от большинства граждан. Да, согласна, страдать не должен. Но, увы, либеральная демократия постепенно перешла в диктат меньшинства. То есть сейчас постепенно быть в числе меньшинства становится всё более престижным и правильным. Я говорю не только о сексуальных меньшинствах, а также о религиозных, культурных и прочих. То есть пропагандируется традиция «быть не как все».

С одной стороны, это вполне позитивный процесс, потому как индивидуальность, творческая активность, субъективная осознанная позиция является неотъемлемой частью того, что мы называем сформированной личностью, интересным человеком. Но с другой стороны, пропаганда внешнего, поверхностного проявления инаковости приводит к формированию социального слоя приспособленцев, которые считают, что участие в гей-параде является гарантией их личностной состоятельности.

Что касается пропаганды нетрадиционной социальной ориентации, то я предполагала, что в наших СМИ в какой-то степени искусственно нагнетается подобное видение европейских реалий. Но последнее Евровидение окончательно расставило всё по местам.

И, кстати, так ли уж плохо «быть как все»? Я говорю не об этапе развитии человека, соотносимом психологами с периодом детства. Я говорю о стремлении быть схожими с теми, кто окружает нас в повседневной жизни, кто является авторитетом для нас, кто формирует наше видение мира. Я говорю о наших семьях, учителях, друзьях, о тех, кто способствует становлению личности. Почему я об это говорю? Да потому что сформированному в процессе истории единому и упорядоченному мировоззрению всё чаще противопоставляется мировоззрение либеральной демократии, где утверждается принцип индивидуальной свободы. Но так ли это на самом деле? Действительно ли индивидуальная свобода в либерально-демократическом обществе — есть непреложная ценность? Да вовсе нет. Социокультурная среда западноевропейского и американского общества строго детерминирована и дифференцирована. Нарушить общепринятые нормы и противопоставить себя сложившимся стереотипам — это значит попасть в группу маргиналов. Вы обязаны соблюдать политкорректность, вы обязаны признавать права меньшинств, вы обязаны воспитывать ребёнка только по тем правилам, какие установлены ювенальной юстицией. Если вы этого не делаете — вы противопоставляете себя обществу, причём по мнению мирового цивилизованного сообщества, обществу исключительно прогрессивному и гуманному.

Я опять таки не говорю, что это плохо. Нет. Я говорю лишь о том, что в каждом обществе есть свои социокультурные традиции. Не плохие и не хорошие. Просто — свои собственные. И именно они определяют, кого в данном обществе считать социально адаптированным, а кого маргинальным. И абсолютное право общества не принимать чуждые обычаи, сохраняя свою оригинальность и самобытность. Что мы и делаем с недавнего времени :)

Ссылка на страницу обязательна. Использование любых материалов только по согласованию с автором.

Оставьте свой комментарий

0
правилами и условиями.
  • Комментарии не найдены