В связи с тем, что в "Живом журнале" (http://cult-tur.livejournal.com/) не всегда удобно выкладывать статьи и фотографии, да к тому же всё чаще на ресурсе жж бывают технические неполадки, ранее опубликованные материалы переношу на эту страничку. И буду размещать новые :)

Сразу скажу, что я не профессиональный фотограф, поэтому не претендую на признание моих фотографий специалистами, я не профессиональный журналист, поэтому мои тексты далеки от канонов публицистики, я не профессиональный путешественник, поэтому зачастую меня больше интересуют не природные красоты, а творения ума и рук человеческих. Я культуролог по специальности и в сферу моих интересов в основном попадает то, что связано с человеческой деятельностью во всём её многообразии. 

Барановская Евгения

P.S. Планирую в ближайшем будущем разобрать и смонтировать видео и фото из разных интересных поездок и путешествий в разные годы.

Кавказские горы с древних времён являются своеобразной границей между культурами древних цивилизаций и землями северных варваров. Раскинувших между двумя морями, горы значительно снизили возможность миграции древних племён. Пройти между морями можно только в некоторых местах. Один путь расположен в узком коридоре вдоль Каспийского моря, там, где находится современный Дербент. Это место в называют «Каспийские ворота» и здесь в течение многих веков проходила главная дорога, соединяющая север и юг.

Возникновение культурно-исторических типов во многом зависит от аксиологической направленности социокультурной группы, которая в свою очередь опирается на философские и религиозные установки, сформированные в социуме в процессе культурно-исторического развития. Формирование поведенческих норм и коммуникативных традиций также происходит в рамках основных концепций философско-религиозных структур.

Европейский романтизм представил миру плеяду великолепных поэтов. Столь мощное культурное явление не могло не затронуть Россию, в которой политические и социальные реалии создавали для него весьма благодатную почву. Для одних романтические настроения стали такой же данью моде, как когда-то вольтерианство. Для других романтизм явился способом существования в мире, неким объяснением несбывшихся надежд, оправданием жестокого мира.